Назад

«Цвет Греции и слава Рима» в стенах ЧГУ

 

 

Аполлон, сними венок,положи его у ног…

И. Бродский

20 декабря в стенах ЧГУ состоялся «Античный образ-2013», ежегодное, ставшее доброй традицией, мероприятие кафедры отечественной филологии и прикладных коммуникаций, собравшее всех, кому интересен античный мир. Надо сказать, что в этом году «Античный образ» отметил свой 25-летний юбилей.

 

На протяжении шести агонов (а если переводить на язык современных реалий – «туров») две команды филологов-первокурсников «Эллинское единство» и «Carpediem» боролись за право называться лучшими знатоками античности.

В том, что филологи – люди творческие, сомневаться не приходилось никогда, но представленное командами на сцене было исполнено в лучших традициях древнегреческих празднеств и состязаний. Порадовали в этом году костюмы: их создатели, наконец, отошли от простыней в роли туник и хитонов и использовали разнообразные ткани богатой цветовой гаммы. Античные герои и героини вполне могли бы завидовать филологическим кутюрье XXI века.

Первый этап состязаний начался с представления команд. «Carpediem» (в переводе на наш привычный и родной – «лови момент») в прямом смысле сделали своей «визиткой» картину Сандро Боттичелли «Весна». Участники команды в соответствии с литературными источниками картины на время стали Венерой, Флорой, Меркурием, Зефиром, Хлоридой и Харитами.

«Эллинское единство» для визитки избрало музыкальный формат, исполнив композицию Елены Фроловой на стихи О. Мандельштама «Бессонница. Гомер. Тугие паруса….».

Агон иллюстративный подразумевал демонстрацию костюма античного персонажа. Медузу Горгону в исполнении Ирины Тарасовой и Эвтерпу, музу лирической поэзии и музыки, в исполнении Анастасии Захаренковой аудитория встретила на «ура».

Конкурс капитанов проверил не только эрудицию, но и умение рассуждать на тему рецепции античности в русской литературе. Ксения Доронина («Carpediem») представила анализ античных мотивов в творчестве Иосифа Бродского, а Виктория Кудрина («Эллинское единство») – в лирике Марины Цветаевой и Николая Гумилева.

В агоне поэтическом сразились стихотворцы команд, причем задача усложнялась тем, что участники должны были соблюдать античный метр. Представители сильной половины человечества (а в нашем случае – команд) Андрей Кошелев и Дмитрий Болдин прочли свои поэтические гекзаметры и пентаметры со сцены ауд. 201. Хронотоп, конечно, был не из бахтинских, но тексты ареопаг и публика оценили по достоинству.

Наиболее зрелищным следует признать агон драматический. «Carpediem» представили альтернативную версию мифа о Троянской войне.

 

По версии народного сказания, на свадьбе Пелея и Фетиды, чествовать которых были приглашены все олимпийские боги, кроме богини раздора Эриды, разгорелся спор (по милости Эриды же) из-за золотого яблока с надписью «Прекраснейшей». Титул не поделили Гера, Афина и Афродита. Они попросили Зевса рассудить их. Но тот не хотел отдавать предпочтение кому-то из них, потому что самой прекрасной считал Афродиту, но Гера приходилась ему супругой, а Афина –  дочерью. Тогда решение он оставил за Парисом. Парис, как и полагается истинному мужчине, отдал предпочтение Афродите, потому что та пообещала ему любовь прекраснейшей в мире женщины, супруги царя Менелая Елены. Парис обольстил Елену и увез с собой, что было далее – хорошо известно по голливудскому блокбастеру «Троя», в том смысле, что «когда бы не Елена, что Троя вам одна, ахейские мужи?». «Carpediem», дабы избежать ненужных кровопролитий из-за женщины (пусть и прекраснейшей), золотое яблоко надкусили и отдали той самой Флоре с картины Боттичелли «Весна» (тем, кто забыл, о чем речь: см. агон первый). Флора яблоком надкушенным не побрезговала. Гера, Афина с мотоциклетным шлемом наперевес  (только особо искушенные оценили тонкий юмор с отсылкой к воинственному шлему Паллады) и Афродита гордо удалились в небытие. Троянская война не состоялась по техническим причинам. Как говорится, и волки сыты, и овцы целы. В финале своего выступления «Carpediem» для пущего троянского эффекта такими же золотыми яблоками с разными лестными надписями наградили каждого представителя ареопага. Впрочем, за яблоко с надписью «Прекраснейшей» достопочтенное жюри бороться не стало, и оно досталось верховному магистру.

«Эллинское единство» избрало стезю трагическую. На суд публики была представлена сцена из трагедии Еврипида «Медея». Медея в исполнении Олеси Харапоновой своей решительностью и ревностью могла бы ввергнуть в ужас сегодня добрую половину представителей сильной половины человечества. Брошенная Ясоном, Медея волшебными травами пропитывает роскошный пеплос (для справок: женская верхняя одежда из легкой ткани, в складках и без рукавов) и отправляет отравленный подарок сопернице, новой возлюбленной Ясона. Соперница погибает. Затем Медея собственноручно убивает своих сыновей от Ясона и скрывается на крылатой колеснице, запряжённой драконами. Драконов мы, конечно, не увидели, но кровь, благоразумно замененная краской, в этот вечер на сцене ауд. 201 все же пролилась.

Агон философский подводил итоги игры. Представители команд выступили с собственными размышлениями на заданную проблемную тему, написанными в соответствии со всеми канонами античных речей. В этом году предметом размышлений послужила дилемма «Должен, и потому могу, или могу, и потому должен».

С небольшим отрывом победу одержала команда «Эллинское единство», тем самым оправдывая свое название. Впрочем, ареопаг в этом году был щедр на награды. Почти каждый участник был отмечен в той или иной номинации.

Праздник получился ярким и веселым. Студенты в очередной раз доказали: античность действительно жива.