Назад

Вирусы и Covid 19: истинное и около того

Из уст соавтора теории происхождения жизни и вирусов, созданной Н.П. Коломийцевым и опубликованной в 2010 г. в издательстве Массачусетского технологического института (США).
 
Спикер: Надежда Яковлевна Поддубная, ведущий научный сотрудник эколого-аналитической лаборатории и доцент кафедры биологии Череповецкого государственного университета.
 

– В открытых источниках можно встретить диаметрально противоположные мнения по поводу второй волны коронавирусной инфекции, которая может прийти с наступлением осени. И, к слову, ряд стран уже с этим столкнулись. Какой точки зрения придерживаетесь Вы?

– Прогнозирование – дело неблагодарное. Если прогноз исполняется на 80%, то это прогноз высокой точности. Мы, простые люди, хотим 100%.  Так не бывает в природе, потому что одно и то же явление всегда зависит от множества факторов. Что касается развития инфицированности людей, то вторая волна должна быть непременно. Такие волны мы ежегодно наблюдаем в заболеваемости, например, гриппом. Эти волны связаны с нашими адаптациями к сезонным изменениям погоды и к самим вирусам. Поэтому в периоды погодных экстримов должны быть подъемы заболеваемости. Насколько высоким будет уровень заболеваемости? Я бы ответила, что это зависит оттого, насколько сформировался общественный иммунитет. Это то, на что было направлено действие правительств Швеции и Белоруссии – быстрее сформировать такой иммунитет. В этих странах, скорее всего, вторая волна должна быть значительно ниже первой. В России, мне сложно ответить, наша страна расположена на очень большой территории, и в некоторых районах, например, Дальнего Востока первая волна пришлась на конец июня. На Вологодчине прогнозировать сложно. В Череповце заболеваемость весной была невысокой, в немалой степени из-за того, что очень выверено поддерживали тепло в жилых зданиях и горячую воду отключали «без тупизма», как сказали бы мои студенты. В результате обычные в такие периоды переохлаждения людей просто отсутствовали, организменных сил было достаточно, чтобы побороть инфекцию.

Второе, от чего зависит «волна», это диагностика. Будет много средств, следовательно, выявят больше инфицированных. Мы все неплохо образованы и понимаем, что всегда есть часть популяции, которая не болеет. Обычно это люди с сильным иммунитетом, их организм «душит» патогены на первых стадиях, и никаких признаков даже легких ОРЗ не проявляется.

– Сейчас в России завершаются испытания вакцины от коронавируса. Насколько она в последующем может стать панацеей от распространения болезни?

– Панацея – это универсальное средство от всех болезней, то есть миф. В реальности, как в свое время Луи Пастер научил людей прививаться от оспы, и теперь мы, к счастью, не видим людей с обезображенной кожей, что до Пастера было страшно сказать всюду-всюду, так и с коронавирусом, вакцина поможет большинству людей формировать иммунитет. И примерно как с гриппом необходимо будет проводить ротацию разных вакцин для разных форм. Грипп стал управляемым, ковиды тоже будут управляемы. Но и как от гриппа какое-то количество людей ежегодно умирает, так и от ковидов немного людей будет умирать. Такова природа.

– С чем Вы связываете рост числа заболевших коронавирусом на Вологодчине за последние дни?

– Знаете, в научных исследованиях, и в медицинских тоже, есть понятие «статистически значимые данные». Так вот, те некоторые цифры увеличения заболеваемости статистически не значимы, то есть они укладываются в нормальные колебания «подъем-падение». Хотя как биолог, я прогнозировала, что вслед за высокими летними температурами должен быть некоторый всплеск заболеваемости, потому что перегрев, как и переохлаждение, снижает иммунитет.

– Еще в апреле, когда на всю область насчитывалось пять заболевших, люди сидели по домам, а на улице и в общественных местах носили перчатки и маски, тщательно дезинфицировали руки и принесенные продукты. Сейчас же, когда число больных достигло двух тысяч человек, встретить кого-то в маске – большая редкость. Почему так происходит? И значит ли снятие ограничений, что рисков заражения вирусом также становится все меньше?

– Знаете, я не владею достоверной информацией, насколько много людей можно было протестировать в апреле и сколько в мае-июне. В апреле люди ходили по улице без масок и правильно делали. Маски нужны были в местах массового скопления. И хочу напомнить, что в Советском Союзе в период эпидемий гриппа это была обычная практика в школах, вузах, на заводах. Помещения мыли дезсредствами, помещения проветривали каждые 20 минут. И пандемий при их отсутствии не объявляли. При том уровне заболеваемости, который мы наблюдали в нашей стране, мне кажется, что действия были приняты сверх меры. Впрочем, как и в большинстве стран мира.

Почему люди, кажется, забыли о мерах предосторожности? Наверное, это только кажется. Разумные люди не забыли, они ходят по улице без масок, как рекомендуют многие наши уважаемые врачи-звезды телевидения. Но они надевают маски, заходя в магазин, в общественный транспорт, они протирают руки салфетками, выходя из магазина, я уверена, придя домой, моют руки мылом, в уличной обуви не ходят по квартире, оставляют ее на придверном коврике, увлажненном дезсредством. А поскольку по статистике в каждой популяции неразумных людей не более 25%, то я полагаю, что это только кажется, что забыли...

 

Другие экспертные мнения смотри ЗДЕСЬ